Заказать звонок

Вступили в силу новые поправки к ГК РФ. Мнение эксперта

12 марта 2015

В пятницу 20 февраля Госдума приняла во втором чтении реформу ГК РФ в части общих норм обязательственного и договорного права (с отдельными правками в некоторые другие блоки ГК). Видимо, эпопея реформы обязательственного права близится к своему завершению. В прошлом году были приняты поправки в нормы о залоге и замене стороны в обязательстве. Если принятые в пятницу поправки в остальные общие положения обязательственного права будут приняты в третьем чтении и вступят в силу (по проекту с 1 июня 2015 года), останется только принять нормы о финансовых сделках из второй части ГК и блок поправок в раздел о вещных правах.

Ну что можно сказать о том тексте, который Госдума приняла 20 февраля?

Мои чувства смешанные.

В тексте много долгожданных и разумных правил, делающих наше право, с одной стороны, более гибким и открытым к использованию множества принятых в обороте конструкций, а с другой стороны, более эффективно защищающим добросовестность как принцип договорных отношений и слабую сторону договора. Более того, по сравнению с редакцией, принятой в первом чтении в 2012 году, в только что принятой редакции можно найти целый ряд улучшений. Мне, как человеку, который в свое время (это было по-моему где-то 4-5 лет назад) участвовал в этих баталиях и дискуссиях между Советом по кодификации, Группой при Президенте по созданию МФЦ и другими участниками того процесса разработки текста реформы на этапе до внесения проекта в Госдуму, было особенно приятно видеть некоторые важные из этих новелл, в разработке которых удалось поучаствовать, принятыми (опцион на заключение договора, абонентский договор, заверения об обстоятельствах, акцепт молчанием, новая редакция ст.333 ГК и др.). А то за последние годы нередко возникало ощущение, что этого никогда не произойдет.

В то же самое время в тексте остался целый ряд неудачных норм, закрепленных еще в изначальной редакции проекта (например, рамочный договор, нормы об указании существенных условий в предварительном договоре и др.) или оказавшихся не вполне удачными из-за сложностей в нахождении компромисса (например, ст.417 ГК). Более того, ко второму чтению в тексте неожиданно появился целый ряд неприятных сюрпризов, возникших почти из ниоткуда (например, новые правила о ставке процентов по ст.395 ГК, изменения в статью об обязательствах о возмещении потерь и др.).

Так что я не могу ни однозначно радоваться, ни печалиться. Эта реформа (как и предыдущие блоки принятых поправок) очень неоднозначна. Что-то она улучшила, в каких-то других вопросах создала хаос на ровном месте, а в ряде вопросов ее потенциал может быть раскрыт только в контексте правильного судебного толкования и развития общих положений. Впрочем, это в той или иной степени характерно для любой гражданской кодификации и рекодификации любой страны.

Ниже я постарался вкратце обозначить те новеллы общих положений обязательственного права, которые мне кажутся 1) разумными и удачными, 2) дискуссионными или в целом неплохими, но с рядом существенных оговорок, и 3) в целом или существенно неудачными.

При этом, конечно же, я обозначил ниже далеко не все поправки. На все сил просто не хватило (например, на новые нормы о поручительстве, альтернативных и факультативных обязательствах, новации и зачете и др.). Ориентировался на то, что а) мне показалось особенно актуальным и б) близко моим личным научным интересам.

Предлагаю юристам самим эти и другие новеллы проанализировать, взвесить все плюсы и минусы и учитывать в своей договорной работе.